info sochi2022

sil rossia2022

digit econom2022

sirpirmir2022

army2022

exporus serb22

cryo expo22

hterm2022

eltrans2022

usi2022

promweekkz22

nevakon2022

agrosalon2022

nvart neftegaz2022

stim2022

exporel22

mst2022

ipx2022

uzstroy expo2022

gassuf 22

monetec2022

met expo2022

roboweek2022

rosprom22

transtec2022

rus-viet2022

uzbuild2023

compozit2022

puexpo2022

События на Украине, в Крыму и их влияние на российский бизнес: финансовый и налоговый аспекты

krym«Геополитический шум» вокруг Украины не принесет России никаких дивидендов, зато репутационные и финансовые потери могут стать масштабными и долгосрочными. Российскому частному бизнесу украинско-крымский кризис грозит усилением налогового давления и еще меньшей доступностью инвестиционных ресурсов – прогнозируется в аналитическом сообщении к конференции East+West=Invest (пройдет в Москве 27 марта).
Что мы получим в случае присоединения Крыма к РФ? Плюс 0,15% к территории и плюс 1,61% к населению (вместе с Севастополем). Есть еще фактор «если где-то убудет, то где-то прибудет»: в обмен на существенное снижение внешнеполитического рейтинга России власти получат увеличение внутренней лояльности населения. Ведь многие россияне, особенно люди простые (т.е. наиболее активный электорат, который ходит на выборы), хотят присоединения Крыма. Это увеличит лояльность к власти значительной части населения и позволит нынешнему российскому руководству реализовать свое желание навсегда остаться в анналах истории.

Пожалуй, что этими «плюсами» позитивный эффект ограничится. Можно конечно, сказать, что Южный берег Крыма – уникальный субтропический климат и изумительная природа, сравниться с которыми в нынешней России может только «дорогой наш» Сочи. Но наш и так достаточно скромный внутренний рынок спроса на туристические услуги будет еще более размыт предложениями по отдыху со стороны «крымских здравниц».
В обозримом будущем (до 2020 года) мы не видим никаких экономических выгод от появления в составе России 84-го субъекта Федерации. Зато текущие и будущие расходы и убытки можно и сегодня приблизительно оценить. Это поддержка пророссийского крымского правительства (сам Крым просит для начала $6 млрд.), последующее выравнивание социальных гарантий крымчан до российского уровня ($4-5 млрд. в год на школы, больницы, пенсии, военных, инфраструктуру и т.д.), реализация знаковых, политически мотивированных инвестиционных проектов без четкой финансовой оценки (например, мост через Керченский пролив – еще $3 млрд.). Россия уже сталкивается с не менее существенными потерями в виде снижения капитализации публичных российских компаний (минус $72 млрд. 3 марта, после «разрешения» Совета Федерации президенту РФ ввести войска в Крым; сейчас российские индексы еще ниже) и ухудшения инвестиционного климата. Можно также учесть потраченные впустую ресурсы на консультационные услуги банка Goldman Sachs по формированию позитивного имиджа России за рубежом ($500000 в год), на разработку «дорожных карт» в рамках Национальной предпринимательской инициативы и на другие меры по привлечению иностранных инвестиций в экономику.
Туристический комплекс и та промышленность, которые есть в Крыму, вряд ли смогут себя окупить в кратко- и среднесрочной перспективе. Последние события прямо ударяют по туристическому потоку и нарушают производственные связи предприятий. Поэтому все вышеуказанные расходы лягут тяжелым бременем на российский бюджет, а значит, в конечном итоге, – на налогоплательщиков. Снижение государственных доходов и увеличение расходов уже стимулирует повышать собираемость налогов. На российском бизнесе это отразится ужесточением налогового администрирования и отменой налоговых льгот.
В 2013 году совокупная прибыль российских компаний сократилась на 20%. То есть внутренних источников для инвестиций у предприятий мало. Внешние источники тоже сокращаются за счет ужесточения денежно-кредитной политики: увеличиваются нормы резервирования на выдаваемые кредиты, идет чистка банковской системы, недавно была увеличена ключевая ставка ЦБ. Конфронтация с Западом, угрозы национализации иностранных активов объективно снижают инвестиционный рейтинг России. В ближайшем будущем следует ожидать и понижения российского рейтинга со стороны «большой тройки» международных рейтинговых агентств. А стоимость иностранного капитала для российских заемщиков уже увеличилась в среднем с 2,5-3,5% до 4-7% годовых, то есть почти в два раза.
Негативный внешнеполитический фактор усугубит внутренние проблемы российской экономики. В январе 2014 года, еще до того, как Россия стала активным участником украинского кризиса, инвестиции в основной капитал сократились на 7%. С учетом «крымского фактора» этот показатель по итогам этого года рискует оказаться в еще больше минусе. Это, в свою очередь, подрывает будущий экономический рост. В 2013 году темпы прироста ВВП замедлились в 2,5 раза и составили 1,3%. Текущий официальный прогноз на 2014 год (2,5%) скорее всего будет пересмотрен в сторону снижения.
Не добавляют оптимизма и разговоры о возможных санкциях в отношении России со стороны США и ЕС, а также наш «симметричный» ответ на эти санкции. Пока эти разговоры влияют только на финансовый рынок (информационные поводы активно используются для спекуляций на валютном и фондовом рынках). На очереди производственный и торговый сектора. Даже если до введения реальных экономических санкций дело не дойдет, правительства многих стран, прежде всего ЕС, будут задумываться о снижении энергетической зависимости от России. В общем, в долгосрочном плане мы также проигрываем.
Сейчас доля России в импорте минерального топлива Евросоюзом колеблется на уровне 30%. В структуре российского товарооборота в 2013 году на ЕС пришлось 49,4%. Поэтому в санкциях в отношении России Евросоюз не заинтересован – в случае их введения мы можем ответить снижением поставок газа. Впрочем, эта мера не выгодна, в первую очередь, самой России, так как снижение доходов от экспорта энергоносителей увеличит дефицит российского бюджета.

krym1

 Источник: аналитический центр конференции East+West=Invest
(расчеты на основе данных Росстата)

В отличие от ЕС, США с нами экономически связаны слабо, поэтому всячески стимулируют европейских партнеров к введению санкций в отношении России. Но, скорее всего, все ограничится политическими мерами: запретом некоторым российским гражданам въезжать на территорию ЕС и США, заморозкой международного сотрудничества, исключением нашей страны из международных политических организаций и т.д.
Экономические санкции могут состоять в блокировке счетов российских банков, компаний, госучреждений и физических лиц. Со стороны России звучали угрозы заморозки активов американских и европейских компаний и даже угроза отказа от использования доллара. На наш взгляд, все эти предложения вряд ли будут реализованы – для этого нет ни юридических, ни финансовых, ни технологических возможностей, ни здравого смысла. Но не принимать во внимание эти угрозы нельзя – они уже формируют отношение иностранных инвесторов к России, уже снижают отечественные фондовые индексы и уже ослабляют национальную валюту.
Слабый рубль позитивно отразится на доходах экспортных предприятий и, соответственно – на доходах российского бюджета. Также подорожание импортных товаров по идее должно привести, к росту конкурентоспособности российской промышленности, но по факту мы, скорее всего, увидим лишь рост цен на импортные товары.
Всего в экономику России по состоянию на конец 2013 года из Европы и США, по данным Росстата пришло $216 млрд., тогда как обратный накопленный поток составил $60 млрд. Наша оценка с учетом средств, хранящихся на банковских счетах (то есть всего того, что может пострадать при введении тех или иных санкций), - $240 млрд. и $160 млрд. соответственно. Иностранные инвестиции в российской экономике защищены лучше, чем российские капиталы за рубежом. Посудите, около 90% американских и европейских денег в России – это «настоящие» инвестиции, вложенные в работающие предприятия, приносящие прибыль. Их сложно будет заморозить. Из российского объема капиталов, переведенных тем или иным образом в Европу и США, только около 40% можно назвать инвестициями. Остальные средства (вклады) могут быть легко заморожены. Так что степень болезненности российских санкций для Европы и США значительно меньше, чем наоборот. К слову, в указанных цифрах доля США – 6-7%, поэтому в случае если угрозы реализуются, пострадает, не столько Америка, сколько Европа. И, конечно, сама Россия.

krym2

Источник: аналитический центр конференции East+West=Invest
(расчеты на основе данных Росстата и внутренних данных)

Негативные геополитические факторы дополняют тот набор внутренних проблем, которые привели к замедлению экономического роста в России. Внешнеполитическая изоляция также лишает нас возможности решить эти проблемы в обозримом будущем: иностранные инвесторы боятся вкладываться в российские активы, отечественные предприниматели в период то ли стагнации, то ли рецессии урезают свои инвестиционные программы. Не поддержит рост экономики и потребительский спрос на товары и услуги: кредитный бум 2012-2013 годов сейчас оборачивается ростом долгов, на погашение которых населению придется тратить часть своих будущих доходов.
Вряд ли получится стимулировать экономический рост и за счет наращивания государственных инвестиций. Резервы тратятся на политические проекты, которые редко приносят экономическую выгоду.
Неблагоприятное стечение обстоятельств вследствие крымско-украинского кризиса может грозить российской экономике серьезными проблемами: доходы населения, компаний и государства сократятся, приток инвестиций замедлится, а предпринимательский и налоговый климат, несмотря на все усилия последних лет, будут ухудшены. Это, по всей видимости, может стать очередной «шоковой терапией» для российских компаний и потребует от них интенсивного участия в разработке новых технологий финансирования и развития бизнеса с привлечением как внутренних, так и внешних инвесторов, в том числе банков, фондов и инвестиционных компаний.

Аналитический центр конференции East+West=Invest